admin
Опубликовано: 15:36, 01 декабрь 2021
Здоровье

«Я не верила в ковид, пока не оказалась в больнице…»

«Я не верила в ковид, пока не оказалась в больнице…»

Только в реанимации женщина поняла, насколько коварен недуг.

Как всё начиналось

Наталья Степановна К. не хочет, чтобы её настоящее имя было напечатано в газете. Да и на интервью согласилась с трудом, потому что никогда не мечтала о такой «славе».

Кроме того, после болезни долгие разговоры её всё ещё утомляют. Но всё же… она считает, что как можно больше людей должны знать: коронавирус – не сказки политиков и медиков, а коварная болезнь, которая регулярно уносит чьи-то жизни.

Наша читательница – работающая пенсионерка. Говорит, ещё молодая – всего 67 лет. Все женщины по материнской линии в её роду живут долго и имеют прекрасное здоровье, поэтому и в своём она была уверена на все 100. Когда кто-то звал на вакцинацию – отмахивалась. Не потому, что боялась прививки, а потому, что считала шумиху вокруг коронавируса пустой болтовнёй, а саму болезнь не страшнее обычного ОРВИ.

…А дальше – сдавленное чувство в грудной клетке, нехватка кислорода, темнота перед глазами и трудно передаваемый страх смерти. Как везли в ковидный госпиталь, она помнит урывками, а то, что осталась на этом свете, считает чудом. Ведь в реанимацию Наталья попала с почти 90%-м поражением лёгких.


Чеснок был по вкусу как картошка

Всё началось с празднования дня рождения в июле этого года. Отметить событие с приехавшими из разных городов друзьями и родными Наталья Степановна решила в кафе.

Обиделась на тех, кто на праздник идти отказался:

— Несколько друзей сами боялись идти, или родственники их не отпускали. Я им тогда так и сказала: «Ну как в подобную чушь верить можно? Люди всегда болели и всегда умирали – от гриппа, потому что тромб оторвался ночью или потому что кто-то под машину попал. Нельзя всё валить на ковид».

Примерно через неделю женщина почувствовала первые симптомы болезни – жажду, которую легко было списать на летнюю жару, головную боль, небольшой насморк, периодические покашливания, боль в мышцах и суставах, постоянное желание прилечь и отдохнуть, но в общем – ничего криминального. Температура не превышала субфебрильную, и всё должно было закончиться хорошо. Наталья к врачам не обращалась, решила, что это наверняка какая-нибудь кишечная инфекция, тем более что к симптомам добавились тошнота и боль в животе.

Первая тревога закралась, когда на пятый или шестой день Наталья Степановна обнаружила, что не чувствует вкус острых блюд, а чеснок напоминает ей сырую картошку:

— Я даже специально тогда почистила ещё один зубчик чеснока, съела, и он показался мне каким-то безвкусным. Решила, что какой-то бракованный попался, и почистила второй, — смеётся сейчас она, — но ничего не изменилось. Дала понюхать чеснок пришедшей меня навестить сестре. Она и сказала, что с чесноком всё в порядке. Но в больницу решили не обращаться – ещё чего, в очередях потом стоять, вон они какие длинные. Сестра в ковид тоже не особо верила.


Главное – найти, за что уцепиться

Резко плохо Наталье стало ночью. Грудную клетку словно чем-то сдавило, и казалось, что нет возможности дышать. Женщина помнит только, как нащупала телефон в темноте и набрала сестру, которая уже и вызвала ей «скорую».

В госпитале Наталью Степановну сразу поместили в реанимацию и подключили к кислороду. Шансов, что она будет жить, было так мало, что врачи прогнозов не давали. Даже придя в себя и находясь под капельницами и проводами, Наталья Степановна не знала, сколько ей ещё осталось. Женщина бесконечно благодарна медикам из красной зоны, говорит, все они, как один – грамотные, внимательные, но, даже несмотря на закрытые респираторами и защитными колпаками лица, в их глазах видна усталость.

— Все палаты были переполнены. Очень многие умирали: и старые, и молодые. Я вот тоже думала, что умру.

Наталью мучили постоянная одышка, непрекращающийся кашель и боль в груди. Тяжело было отвечать даже на вопросы врачей, совершавших утренние обходы. Ей казалось, что её спасает не столько кислородная маска, сколько окно, которое открывала соседка. Состояние было тяжёлым, поэтому врачи приняли решение о нестандартной терапии моноклональными антителами. Дочь с трудом достала препарат, который в России не производится.

— В один момент я вдруг так от всего этого устала – казалось, больше не могу терпеть. Позвонила дочери, чтобы попрощаться: «Анечка, береги деток, сама берегись». Дочка была в ужасе, начала просить: «Мамочка, мамочка, подожди, найди, за что тебе надо зацепиться в жизни, чтобы не уйти», — вспоминает Наталья Степановна.

— Ну и лежу и думаю: а за что я могу зацепиться в этой жизни? Дети выросли, внуки тоже большие, все живут хорошо, никто в моей помощи не нуждается. Думала-думала и вспомнила, что в этом году не оплатила контракт по обслуживанию газового оборудования в доме. И так я этому обрадовалась: решила, что выйду из больницы – и оплачу.

После этого, говорит женщина, она начала на поправку идти, понемногу стали появляться силы. Потом она эту историю всем в реанимации рассказывала – и пациентам, и врачам, всем настроение подняла.


Как идёт восстановление

Теперь Наталья Степановна готова подписаться под каждым словом медиков: коронавирусная инфекция — точно не миф.

Тогда, после дня рождения, заболели все гости, дети и внуки. Но их организмы оказались крепче. Болели дома, а вот она попала в реанимацию. В больнице провела больше месяца. Спустя три месяца после болезни, говорит женщина, здоровье полностью не восстановилось и на работу вернуться она не может.

— Встаю с утра, провожу рукой по волосам, такое ощущение, что сноп сена в руке остаётся – очень много выпадает, не облысеть бы, — Наталья Степановна раздумывает о покупке парика, говорит, неудобно выходить на улицу с такой головой. — И без инсулина не могу, — коронавирус вызвал у неё старт сахарного диабета I типа.

Кроме того, последствиями перенесённого коронавируса стали частые приступы тахикардии, одышка при подъёме даже на несколько ступенек и повышенная утомляемость. Женщина панически боится вновь заразиться коронавирусом:

— Я детям сказала уже, что если снова заболею им, то не переживу. Они на меня сердятся: «Мама, что за настрой, у тебя теперь иммунитет хороший». А я как вспомню, через какой ад пришлось пройти, так у меня волосы дыбом встают, — рассказывает женщина. — Поэтому меньше стараюсь контактировать с людьми. Но знаете, некоторые до сих пор верят, что вируса не существует, и думают, что всё, что происходит в мире – это какой-то международный заговор. Даже смешно, что и я когда-то была такая же. Ходят без масок везде, собираются. Не задумываются о последствиях, пока сами в больнице не окажутся или их родные.

Всё, что могу сказать: носите маски, меньше рискуйте и ставьте прививки. У нас в реанимации практически все непривитые лежали.

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)